Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Альтаир

Смысл наказания в арийской культуре.

Различные культуры по-разному относятся к проблеме наказания, и ключевая граница в этом вопросе - отношение в рамках культуры к жизни и смерти вообще. Современная потребительская культура рассматривает жизнь как единственную, а смерть - как конец всего. Исходя из этой посылки, альтруисты говорят о том, что человеческая жизнь - величайшая драгоценность, которую нельзя отнимать ни при каких обстоятельствах. Исходя из той же самой посылки, эгоисты говорят о том, что всё нужно урвать от жизни здесь и сейчас, а потом - хоть потоп. И то, и другое тиражируется в СМИ. В результате человек, склонный к совершению преступлений, усваивает, что рвать от жизни нужно все и любыми путями, тем более что общество не будет убивать своего гражданина даже в случае тяжких преступлений, - а значит, надежда есть даже в случае осуждения. Современную культуру нельзя назвать средством профилактики преступности - скорее наоборот, она воспитывает массы этих преступников.

Рассмотрим иной взгляд на все эти вещи - арийский. И первое, что нам нужно учесть - перевоплощение душ. Доктрина перевоплощения ограничивает преступность, потому что обещает награду за добрые деяния и наказания за зло - и возмездие это придет не где-то в совершенно непредставимых условиях и сферах, а на матушке-земле, только несколько позже, в следующих воплощениях - и в совершенно материальном виде. Доктрина перевоплощения меняет также смысл наказания - жизнь можно забирать у преступника - наживется еще в будущих жизнях, главное, чтобы наказание было обоснованным. И вот здесь начинается самое интересное. Восточная философия рассматривает любое наказание в первую очередь не как средство устрашения (чтоб другим неповадно было!) и уж тем более не как месть, а как средство облегчения будущей участи преступника. "Он так крепко набедокурил, причинил много горя людям - и себе такие проблемы в будущем создал, бедолага! обязательно надо отрубить ему голову, чтоб хоть как-то выправить ему судьбу!" - такой образ мыслей дик для нас, хотя он был совершенно привычен для наших предков. Убивать с любовью - для современного человека это является лицемерием и вызывает шок. Общество скорее поймёт наказание в виде расстрела или электрического стула с чувствами мести и ненависти, чем такое. Но наказание даже самого закоренелого преступника, совершенное с ненавистью в душе, обязательно создаст кармическии реакции и аукнется тому, кто наказывает, а кроме того, еще и создаст связь между преступником и его палачом, которая также свяжет их в будущем - и поэтому к наказанию подпускали только выдержанных и благодушных людей. Итак, арии никогда не миндальничали с людьми, нарушившими закон, наказывали их сурово и жестко, но даже отсекая головы - в душе относились к ним благожелательно и даже с любовью. По-другому и быть не могло - других людей, повторюсь, не ставили к этому делу (а обычно смертную казнь приводил в исполнение правитель земли или области, не передоверяя эту обязанность кому-либо другому).


Альтаир

Диалог Левия Матвея с Воландом, или лояльность Сатане.

Опять наступило молчание, и оба находящихся на террасе глядели, как в окнах, повернутых на запад, в верхних этажах громад зажигалось изломанное ослепительное солнце. Глаз Воланда горел так же, как одно из таких окон, хотя Воланд был спиною к закату.
Но тут что-то заставило Воланда отвернуться от города и обратить свое внимание на круглую башню, которая была у него за спиною на крыше. Из стены ее вышел оборванный, выпачканный в глине мрачный человек в хитоне, в самодельных сандалиях, чернобородый.
- Ба! - воскликнул Воланд, с насмешкой глядя на вошедшего, - менее всего можно было ожидать тебя здесь! Ты с чем пожаловал, незваный, но предвиденный гость?
- Я к тебе, дух зла и повелитель теней, - ответил вошедший, исподлобья недружелюбно глядя на Воланда.
- Если ты ко мне, то почему же ты не поздоровался со мной, бывший сборщик податей? - заговорил Воланд сурово.
- Потому что я не хочу, чтобы ты здравствовал, - ответил дерзко вошедший.
- Но тебе придется примириться с этим, - возразил Воланд, и усмешка искривила его рот, - не успел ты появиться на крыше, как уже сразу отвесил нелепость, и я тебе скажу, в чем она, - в твоих интонациях. Ты произнес свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень от моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп.
- Я не буду с тобой спорить, старый софист, - ответил Левий Матвей.
- Ты и не можешь со мной спорить, по той причине, о которой я уже упомянул, - ты глуп, - ответил Воланд и спросил: - Ну, говори кратко, не утомляя меня, зачем появился?
- Он прислал меня.
- Что же он велел передать тебе, раб?
- Я не раб, - все более озлобляясь, ответил Левий Матвей, - я его ученик.
- Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, - отозвался Воланд, - но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются. Итак...
- Он прочитал сочинение мастера, - заговорил Левий Матвей, - и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем. Неужели это трудно тебе сделать, дух зла?
- Мне ничего не трудно сделать, - ответил Воланд, - и тебе это хорошо известно. - Он помолчал и добавил: - А что же вы не берете его к себе, в свет?
- Он не заслужил света, он заслужил покой, - печальным голосом проговорил Левий.
- Передай, что будет сделано, - ответил Воланд и прибавил, причем глаз его вспыхнул: - И покинь меня немедленно.
- Он просит, чтобы ту, которая любила и страдала из-за него, вы взяли бы тоже, - в первый раз моляще обратился Левий к Воланду.
- Без тебя бы мы никак не догадались об этом. Уходи.


Странный отрывок из странного романа. Collapse )
Альтаир

О пользе фанатизма.

Фанатизм является необходимой стадией Пути любого ищущего человека: знаний в начале еще нет, осознанности вследствие этого тоже нет, остается только фанатизм. Именно фанатизм заставляет человека менять свой образ жизни, менять свои привычки, принимать на веру то, что он не может доказать или еще не реализовал. Невежда не может сильно верить, не будучи фанатиком. Только фанатик может пробиться через медиа-сеть современного мира, завоевать какую-то независимость от общепринятых догм и реализовать Путь. У обычного, хорошего и доброго человека это скорее всего никогда не получится: у него просто не хватит мотивации вырваться из житейского болота. Нет, на первой стадии обязательно нужно быть фанатиком, и продвинуться до следующей стадии, используя собственную тупость, упрямство и мышление стереотипами. Фанатик совершает массу поступков, правильных и неправильных, и обычно даже то, что он делает правильно, он делает правильно только внешне - понимания сути у него еще нет. Да, он может наломать много дров, пока он на стадии фанатизма - и фанатики ломают их во множестве, но без фанатизма они вообще бы ничего путного не сделали. Не было бы ничего - ни ошибок, ни достижений. Была бы только одна трясина быта, бессмысленность жизни и ужас смерти впереди. Фанатики пробиваются через эту стадию - и становятся осознанными. Человек перестает быть фанатиком, когда он разумно может объяснить каждый свой шаг: я делаю это - именно это - потому-то и потому-то. Он еще более привержен своему учению или религии, но это не так заметно: в себе и других людях он ценит суть. Ему уже забрезжил свет знания, и со временем он станет адептом. Адепт переводится как "достигший", адепт - это человек, который понял путь Христа, Будды, Мухаммеда - и следует ему, по сути его жизнь является воплощением воли этих Учителей. Он больше не нуждается в догмах и стереотипах, ему не нужно вехами и колышками обозначать теряющуюся в тумане неосознанности дорогу - он видит ее ясно. Но начинается всё это со стадии фанатизма. Фанатизм на начальной ступени является благом. Плохо, когда им всё и ограничивается.